Нагорье Караби


Каждый любитель путешествий, каждый, кто влюблен в природу Крыма, мечтает побывать на Караби. Побывав один раз он возвращается туда снова и снова. Караби - это целый мир неразгаданных тайн, завораживающей красоты пещер, странных, "неземных" пейзажей. Мир, который дарит неповторимые впечатления, вызывает глубокие раздумья.

Но, чтобы знакомство с Караби не обмануло ожиданий, не осложнилось непредвиденными заботами и трудностями, поговорим вначале об особенностях предстоящего похода, о том, что никак нельзя упускать из виду при подготовке к путешествию.

Маршруты по Караби - едва ли не самые трудные в Крыму. Взгляните на карту, Нагорье высится к востоку от троллейбусной трассы Симферополь - Алушта, за Долгоруковской яйлой. Если провести линии в такой последовательности: Белогорск, Приветное, Генеральское, Межгорье - получится четырехугольник, внутри которого нет ни одного населенного пункта. В него вписывается весь горный массив Караби - огромное плато, поднявшееся на 800-1100 метров над уровнем моря. На юго-западной оконечности плато возвышается хребет Кара-Тау. Глубокая седловина делит его на две неравные части. За седловиной, ближе к морю, хребет носит уже другое название - Тай-Коба. Так же называется и самая высокая (1259 м) вершина хребта и всего массива.

По всему плато, преимущественно с запада на восток, тянутся гряды небольших холмов, В центре южной половины плато над местностью господствует лесистая гора Иртыш. К востоку от нее лежит Эгиз-Тинахская долина с цепью мелководных озер.

На многие километры - 12 с запада на восток, 10 с севера на юг - простирается безлесная яйла. Бесконечные холмы, балки, карстовые воронки растягивают эти километры вдвое, втрое... Длинная дорога ожидает туриста. И тут многое будет зависеть от обуви, от того, насколько она практична, удобна, насколько отвечает условиям именно этого путешествия. Многие считают универсальной туристской обувью кеды. Так вот: совершенно не пригодны они для ходьбы по Караби, по щебенистым осыпям, по острым карровым гребням.

Во все времена года лучшая обувь для путешествий по Караби - горные ботинки. Они надежно защитят ноги от камней, а также от холода и сырости, когда вы спуститесь в ледяную шахту Большой Бузлук. В предвидении этого нужно позаботиться не только о ногах. Положите в рюкзак свитер и шерстяной берет.


В прежних походах по Крыму вы прекрасно обходились без компаса: выручали приметные скалы, деревья, хорошо натоптанные туристские тропы, опрос местных жителей. На Караби компас - не роскошь, а предмет первой необходимости. Кроме азимута, у вас зачастую не будет иной возможности выбрать нужное направление или "узнать" вершину-ориентир в цепи многих, ей подобных.

Идя по нагорью, не забывайте смотреть под ноги. На Караби немало коварных, малозаметных щелей, за которыми таится предательская пустота. Попадаются такие щели и там, где их меньше всего ждешь: на ровной, безобидной полянке, поросшей высокой травой, у обочины дороги. Все предлагаемые в этой книге маршруты проложены в стороне от подземных ловушек. Но ведь можно сбиться, не рассчитать время и оказаться вынужденным идти по яйле в темноте или в тумане. Зная о грозящей опасности, вы постараетесь заранее кратчайшим путем выбраться на проезжую дорогу.
Неподалеку от массива Караби расположены всемирно известные памятники мустьерской эпохи, в которую жил неандерталец: грот Киик-Коба, где археолог Г. А. Бонч-Осмоловский впервые обнаружил на территории нашей страны захоронение неандертальца; крупнейшая в СССР мустьерская стоянка Заскальная у Белогорска, под скалой Ак-Кая.

Непосредственно на Караби, на северных отрогах массива, культурный слой мустьерской эпохи выявлен в гроте Чагарак-Коба. Археологические находки позволяют предположить, что и Аджи-Коба (эту пещеру вы увидите на маршруте) была пристанищем неандертальца.

След охотника ледниковой эпохи то исчезает в просторах яйлы, то обнаруживается вновь. В самом центре плато, в 250 метрах к юго-западу от метеостанции, найдена сезонная стоянка людей мустьерской эпохи. Единичные орудия того же времени и типа археологи находили на яйле в разных местах. Все это свидетельствует о том, что неандерталец не был на Караби случайным гостем.

Если во время путешествия по нагорью вам попадется кремневый отщеп, поднимите его. Не поленитесь зафиксировать место находки обстоятельным описанием, рисунком, а затем познакомьте с этими материалами археологов: а вдруг вы открыли памятник, имеющий большое значение для науки. Возможность вполне реальная: ведь палеолит Караби изучен слабо, чаще всего сделана лишь предварительная археологическая разведка.

Много раз менялся облик Караби-яйлы и ее аборигенов. Началось послеледниковое потепление. Леса, которые тысячелетиями прятались от холода в глубоких речных долинах и за грядами гор, "поползли" на предгорную равнину, на яйлу, вытесняя тундру. Был Крым Карелией, становился Подмосковьем.

И уже потомок неандертальца, красивый и стройный кроманьонец, прокладывал на Караби свои тропы. Тоже охотник, но более искусный, вооруженный копьем с кремневым наконечником. Пересекая плато легкой, бегущей походкой, он обшаривал взглядом ковыльные холмы, травянистые долины: не мелькнет ли, не пробежит, как тень от облака, оленье стадо, не замер ли где-нибудь на скале круторогий баран-вожак.

Кроманьонец был уже постоянным обитателем нагорья. Он жил в пещере Аджи-Коба, под самой кромкой яйлы. Возвращаясь с охоты, издалека видел дым костров, день и ночь горевших в гротах вблизи пещеры. Там его соплеменники шили одежду и расщепляли кремень, размышляли о жизни, надеялись и мечтали.

Десятки тысячелетий Аджи-Коба была жилищем человека. Во все времена служила она пристанищем охотников. Само название Аджи-Коба - это скорее всего искаженное Ауджи-Коба, т. е. Охотничья пещера.

Крымский палеолит завершался в условиях теплого и очень влажного климата. Никогда, ни раньше, ни позже, не было на полуострове такого обилия озер, ручьев и речек. Окрестности массива Караби стали царством пернатой, водоплавающей дичи. Человек изобрел лук, охотился на птиц, осваивал рыбную ловлю.

И яйла, по всей вероятности, была тогда гораздо богаче водой. Когда с вершины Кара-Тау вглядываешься в панораму Караби-яйлы, в хаос карстовых воронок, кажется, начинаешь различать едва заметные следы наземных вод: чаши исчезнувших озер, русла иссякших речек. По мере того как росли, разветвлялись в известняке карстовые полости, вода находила все более короткий путь в недра массива. В наше время на Караби только в Эгиз-Тинахской долине осталась цепочка озер, обычно пересыхающих к середине лета: Эгиз-Тинах, Сухое, Когей и другие, более мелкие, Все эти озера тоже норовят уйти под землю. Быстро исчезает по весне озеро Сухое; давно бы навсегда исчез и Эгиз-Тинах, да мешают искусственные препятствия на пути к карстовым колодцам, уже давно промытым водами озера.



Каменное море Караби

10-12 тысяч лет назад от ледника освободилась вся территория Европы. Поползли к северу хвойные леса, уступив Крым представителям южной флоры. Полуостров постепенно приобретал современный вид.

Теплый климат был благом и одновременно серьезным экзаменом для аборигенов Крыма. Вслед за ледником к побережью Ледовитого океана откочевали промысловые звери и птицы. Почти одновременно исчезли бизоны, пещерные медведи, дикие лошади и другие промысловые звери (мамонты были истреблены гораздо раньше). Состав животного мира полуострова приближался к современному. А это уже довольно шаткая основа для охотничьего хозяйства. Людям надо было найти новые источники существования. В этом заключался экзамен на зрелость. И он был выдержан.

Последующая эпоха, получившая название "неолит", отмечена целым рядом достижений, имеющих всемирно-историческое значение. Человек стал заниматься скотоводством и земледелием, научился строить жилища, лепить глиняную посуду, наконец, плавить металл, т. е. переходить к производственной деятельности. При этом он отходил от охотничьих традиций палеолита постепенно, "обдуманно", как будто взвешивая все "за" и "против", стремясь до конца использовать возможности промысловой охоты. В круг охотничьих интересов попадают олень, горный козел, кабан, косуля, заяц. В то же время человек как будто понимает, что резервы охоты скоро окажутся исчерпанными, и уже на ранних неолитических стоянках Крыма обнаружены признаки существования домашних животных: свиней, крупного рогатого скота. Чем дальше, тем больше центр тяжести неолитического хозяйства перемещался с охоты на животноводство.

Так же последовательно человек делал шаги к земледелию: через собирательство, отбор плодов, через первые навыки ухода за дикорастущими растениями.

Неолитическая эпоха тоже оставила свой след на Караби-яйле. В 1955 году археолог Ю. Г. Колосов обнаружил несколько стоянок раннего неолита на западном склоне Караби, у верховьев Восточного Суата. Особенно интересный археологический материал дала самая большая из них - Суат- III . Ее культурный слой простирается на 30 метров.

Как выглядела стоянка - сказать трудно. Какие-либо остатки неолитических построек на территории Крыма неизвестны. Или эти постройки были слишком эфемерны (что-то вроде юрт, индейских вигвамов) и исчезли бесследно, или пока не найдены. Бесспорно одно: в неолите уровень строительного искусства уже достаточен для того, чтобы человек не был привязан к пещерам и другим естественным укрытиям, а мог селиться там, где считал удобным. Это еще один шаг вперед к независимости от стихийных сил природы.

Один из главных элементов неолитической культуры - глиняная посуда, лепившаяся вручную без применения гончарного круга. Работа с глиной воспитала в человеке глубокое понимание формы предметов; в тот период произошли очень интересные сдвиги в его художественном мышлении - от мужественного, сурового реализма палеолита к абстрактному рисунку, к орнаменту. Когда рассматриваешь орнамент на осколках неолитической посуды, испытываешь волнение: кажется, еще совсем немного нужно было усилий, а может быть, просто удачи, чтобы этот орнамент стал письменностью, числовыми знаками...

Стоянка того же времени и такого же, как в верховье Суата, долинного типа открыта археологами под южным обрывом массива, у реки Алачук. Непосредственно на яйле пока известна лишь одна (в районе метеостанции) сезонная стоянка неолитических охотников, а может быть, и древнейших скотоводов Крыма.

Середина III тысячелетия до н. э. (эпоха энеолита) отмечена новыми испытаниями, выпавшими на долю человека; охота изжила себя, дикие звери, даже мелкие грызуны, почти полностью истреблены, а скотоводство еще малопродуктивно. Нужно было искать новые источники существования. Опустели крымские предгорья, население в значительной своей части перебралось на побережье полуострова осваивать морские ресурсы. Сравнительно легкой добычей были моллюски- устрицы, мидии и т. п. Вылавливались они в огромных количествах, о чем можно судить по кучам пустых раковин, находимых археологами на крымском побережье. Эти скопления дали имя целому периоду истории Крыма - "культура раковинных куч".

Освоение ресурсов моря в конце концов воспитало искусных рыболовов и мореходов. Их мы встречаем уже в следующую эпоху - эпоху раннего железа (II тысячелетие до н. э.). Это киммерийцы, затем тавры - первые аборигенные народы Крыма, названия которых дошли до нас. Гораздо больше мы знаем о таврах. Были они прежде всего земледельцами, но занимались и отгонным скотоводством. Тавры селились в горных долинах, обживали и отроги Караби - места, защищенные от северных ветров, удобные для посевов и для прогона скота вверх, на яйлу.

Киммерийцы в начале I тысячелетия до н. э. покинули Крым, дальнейшая их история связана с Кавказом (в Крыму осталась лишь небольшая часть). Некоторые исследователи считают, что потомками киммерийцев были так называемые кизилкобинцы, впоследствии ассимилированные таврским населением. Именно этим, повидимому, объясняется исчезновение кизилкобинской культуры в V веке до н. э. Археологические исследования на Караби как будто подтверждают эту гипотезу. Выяснено, что тавры и кизилкобинцы нередко жили в тесном соседстве.

Полезное
Мы в социальных сетях
Новые статьи